front3.jpg (8125 bytes)


Общество Красного Креста "Народной Воли"
"Общество Освобождения"
"Крест мучеников"


М.Ошанина: "
Красный Крест существовал собственно с незапамятных времен, т. е. всегда были кружки и отдельные лица, помогавшие ссыльным и заключенным. Правильная же организация создана Богдановичем в Москве после 1-го марта; он же и писал устав (правда с помощью других, так как Богданович слишком мало полагался на себя для того, чтобы брать что бы то было на свой страх)."

А.Желябов, январь 1881 г.: "Дело это само по себе, конечно, хорошее, но не им бы следовало заниматься уже вполне сложившимся революционерам и особенно в настоящее горячее время.

— Но ведь я не против самого учреждения говорю,—возразил Желябов.—Красный Крест имеет и революционное значение, в качестве подготовительной школы, где возможна группировка людей для совместной организованной работы, приучающей кх к тому же к конспирации, столь необходимой при революционной работе. Между прочим здесь удобно намечать людей способных идти далее, но для этого достаточно присутствие одного, двух человек партии. Наполнять его революционерами—значит отвлекать их от другой, более нужной работы. Никогда не нужно переоценивать вещи и гораздо лучше называть всякое дело соответствующим именем. Филантропия, хотя бы революционная, пусть и называется филантропией, а борьба - борьбой."

С.С.Волк: "Поздней осенью 1881 г. Ю. Н. Богданович, И. В. Калюжный и другие народовольцы приступили к организации Общества освобождения, или народовольческого Красного Креста. Богданович побывал с этой целью в Томске, Калюжный — в Красноярске. По всему сибирскому тракту, в некоторых поволжских городах, в обеих столицах возникли группы Красного Креста.
Был составлен и устав...
Устав был в то время строго секретным документом, ибо и нем содержались пункты об установлении связи с заключенными, об организации их побегов и освобождений."

С.Иванов:"Первая моя встреча с Желябовым произошла в середине января (1881г.). ...После первых общих фраз, разговор перешел к деятельности Красного Креста (революционного), в которой я стал принимать участие тотчас же по приезде в Петербург.
— Дело это само по себе, конечно, хорошее, заметил Желябов, но не им бы следовало заниматься уже вполне сложившимся революционерам и особенно в настоящее горячее время.

Я возразил, что Красный Крест является до известной степени учреждением партии, которую он и обслуживаете, принимая на себя заботы об ее арестованных членах, что он имеет даже специальный отдел для организации побегов с места ссылки тех, кто желает примкнуть к революционной организации. Желябов, однако, продолжал развивать свою мысль, доказывая, что хотя это дело и заслуживает всякого сочувствия, но, в конце концов, оно все же сводится на девять десятых к революционной .филантропии, для которой всегда найдется достаточно людей не способных к активной революционной работе или не имеющих почему либо возможности примкнуть к ней.

Я спросил его, для чего понадобилось в таком случае присутствие в Красном Кресте представителя партии. Этим представителем была в нем тогда Геся Гельфман.

 — Но ведь я не против самого учреждения говорю, возразил Желябов. Красный Крест имеет и революционное значение, в качестве подготовительной школы, где возможна группировка людей для совместной организованной работы, приучающей к тому же к конспирации, столь необходимой при революционной работе. Между прочим здесь удобно намечать людей способных идти далее, но для этого достаточно присутствие одного, двух человек парии. Наполнять его революционерами  - значит отвлекать их от другой, более нужной работы. Никогда не нужно переоценивать вещи и гораздо лучше называть всякое дело соответствующим именем. Филантропия, хотя бы революционная, пусть и называется филантропией, а борьба—борьбой."

"Красный Крест Народной Воли", ноябрь 1881 г., : "Центральное Управление Общества Красного Креста «Народной Воли», вступая в отправление своих обязанностей, считает нужным довести до всеобщего сведения, что цель вышеозначенного общества состоит в оказании материальной и нравственной поддержки всем лицам, подвергшимся гонению за свободу мысли и совести. Управление Общества приглашает всех, без различия сословий и национальностей, оказать ему посильную поддержку в осуществлении этой задачи. Пусть каждый, кому дорого торжество свободы, кто сознает всю глубокую несправедливость инквизиторского режима, столько лет угнетающего наше отечество,—пусть отзовется на наш призыв, и если мы не в достоянии будем изгладить всего зла, всех бедствий, которые вносит в русскую жизнь деспотическая политика императоров, то, по крайней мере, снимем с своих современников упрек, который могло бы сделать потомство людям, безучастно присутствующим при зрелище бесчеловечной бойни, происходящей на наших глазах.

Для возможного контроля Управление Общества просит жертвователей обозначать на этом листке вещи и сумму взносов со своими именами или псевдонимами. Отчеты Общества будут публиковаться в органе «Нар. Воля» и заграничных газетах."

П.А.Кропоткин   - П.Л.Лаврову, декабрь 1881 г.: "Я думаю, что название общества Красного креста “Народной воли” сильно помешает его успеху. Красный крест террористической партии вовсе не заманчивое название для английских жертвователей, не правда ли? …Поэтому, я писал, не найдут ли они возможным изменить название общества вроде этого: Красного Креста гонимых в России. …Англичанин не даст ни гроша, если будет думать, что его деньги пойдут на убийство, а это подозрение всегда явится, когда газеты скажут: что это за Красный Крест террористической партии?”

С.С.Волк: "Руководство Обществом принадлежало Центральному управлению, в него входили представители местных отделов и один представитель от ИК «Народной воли». Центральное управление осуществляло руководство местными отделами и центральной кассой и отчитывалось в своих делах перед ИК. Основная оперативная работа выпадала на долю местных отделов Общества. Администрация отдела организовывала побеги, а также вела вспомогательную работу: устраивала конспиративные квартиры и склады, заводила полезные для побегов связи, хранила планы и прочие сведения о местах заключения, дорогах, населенных пунктах, вела списки ссыльных и заключенных, распределяла между ними помощь, заведовала кассой, которая составлялась из сумм, отпущенных Центром.

"Красный Крест Народной Воли",январь 1882 г.: Центр. Упр. Общ. Кр. Креста партии «Народной Воли» заявляет, что:

1. Представителями его за границей служат: П. Л. Лавров и В. И. Засулич.

2. Существующее в Петербурге общество вспомоществования политическим ссыльным и заключенным хотя и преследует цели, осуществление которых, между прочим, входит в круг деятельности Красн. Креста Народной Воли, тем не менее отличается чисто филантропическим и легальным характером, основано совершенно самостоятельно и в организационном отношении не стоит ни в какой связи с нашим Обществом."

М.Гоц: "После ареста члена Исполнительного Комитета Веры Фигнер, партия «Народная Воля» была страшно разгромлена, и, что хуже, была утеряна та преемственная связь, которая давала авторитетность вновь возникавшим центральным организациям, давала им решимость, при довольно еще больших в то время силах, предпринимать попытки в духе захвата власти, или, по крайней мере, центрального террора. Во время возникшего в 1883 г. смутного времени во главе партии стала имевшаяся тогда в Петербурге организация «Красного Креста», которая и образовала при содействии некоторых других крупных деятелей, а главное, уцелевшего Дегаева так называемый «Соломенный Исполнительный Комитет», члены которого, благодаря Дегаеву, почти все были известны Судейкину."

Центр. Управление Красного Креста "Народной Воли", февраль 1884 г.: "Более чем двухлетний опыт показал, что существование «Заграничного Отдела Красного Креста Народной Воли» не представляет никакой практической необходимости, как по неимению в действительности никаких чисто заграничных дел, так и по неудобству для членов этого отдела, рассеянных по различным городам Европы, частых и живых личных сношений, вследствие чего вся деятельность их ограничивалась на практике простой пересылкой в Россию поступавших пожертвований, т.-е. такой ролью, которая могла бы быть поручена с гораздо большими удобствами простым отдельным агентам.
На основании всего этого, Центральное Управление Красного Креста Н. В. постановило: упразднить заграничный отдел и заменить его единичными агентами, находящимися в непосредственных с ним сношениях, предложив эту роль как прежним членам заграничного отдела (в случае их на то согласия), так и другим благонадежным лицам. Обо всем вышеизложенном доводится сим до сведения членов партии Народной Воли и всей сочувствующей ей публики."

С.С.Волк: "Вслед за разгромом в 1882 г. ИК Общество Красного Креста приняло внепартийный характер и под именем Общества помощи политическим ссыльным и заключенным, или Красного Креста, действовало и в XX в."


Оглавление| Персоналии | Документы | Петербург"НВ"|
"Народная Воля" в искусстве|Библиография|



Сайт управляется системой uCoz